Ирина (irka_knopkina) wrote,
Ирина
irka_knopkina

Categories:

Про смерть. (продолжение)

Каждый человек автоматически судит о других по себе. Чтобы встать на точку зрения другого человека и увидеть что-то по-другому, нужно совершить над собой усилие, порой немаленькое. И то не всегда удается - бывает, встречаются совершенно непонятные люди. Вот и я все время напоминаю себе, что люди относятся к смерти не так, как я, по-другому. И нужно быть с ними бережной и обходительной в этом вопросе, чтобы не. Но иногда все-таки случаются проколы, и я обижаю кого-то неосторожным словом.

Однажды, мне было лет 10, я мыла пол и задавила паучка. Нарочно задавила, чтоб не ползал тут, паршивец. И внезапно меня прошибло осознание, что его жизнь – она такая же, как моя жизнь. И, наверное, была так же для него значима. Я сидела под столом и плакала от сострадания к паучку. Так я начала понимать ценность жизни.

В отрочестве мне иногда снились вещие сны.

В Обояни, недалеко от нас, жила бабушкина сестра, мы часто бывали у нее, пока не уехали в Москву. И вот однажды мне приснилось, что я бегу по ее огороду, по картошке. А там чернозем, картофельные кусты вырастают по пояс. И вот я бегу по ним, через борозды перескакиваю, разогналась, и вдруг вижу впереди – круг черной земли, примерно 3м в диаметре, на котором ничего не растет, только воткнуты большие бумажные цветы на проволочных ножках. И тут же осознаю, что наступать мне туда никак нельзя. Я чудом затормозилась, буквально повисла над этой землей, наклонившись вперед и ухватившись руками за картофельную ботву. Она удержала, не вырвалась. И я не наступила.

Проснувшись, я сказала своей бабушке: «Баба Аня умерла!» Она заохала, запричитала, заругалась на меня, чтоб я не молола чушь. Но в обед пришла телеграмма, что действительно, баба Аня умерла.

Потом мне приснилось, что в палисаднике у наших соседей, где всегда было полно цветов, такая же черная ровная земля без единого росточка. И соседская внучка, вредная Юлька, зовет меня из окна: подойди-ка, что скажу! А я точно знаю, что наступать туда нельзя ни в коем случае. И не пошла. Через некоторое время узнала, что там умерла маленькая девочка, от рака. Примерно в то время, когда снился сон.

В следующий раз черная земля приснилась мне на смерть моего дяди Виктора. А потом – на смерть соседки-старушки, уже через большой промежуток времени. Так что я точно знаю, что черная земля снится мне к смерти кого-то из обитателей дома.

Несколько раз во снах ко мне приходили прощаться умершие люди. Иногда я и не знала, что человек уже умер, только через время узнавала. Но во сне он всегда говорил: «я попрощаться пришел».

Один раз мне приснилось, что меня убили, выстрелом в затылок. Я подняла голову, и с удивлением увидела перед собой собственный затылок с дырочкой от пули и струйкой крови. Поднялась дальше – и вылетела из тела, как из пиджака, увидела его внизу. Я не видела белого коридора, потому что это был только сон, и я не умерла по-настоящему. Я почему-то увидела синее дерево, без листьев,  невыносимо прекрасное.

А еще раз я на самом деле чуть не умерла.
Я была одна с годовалым ребенком. Телефона не было – ни мобильного (их тогда вообще еще не было), ни стационарного. Муж уехал на несколько дней к родственникам, а меня внезапно скрутила дикая боль. Помню, как я лежала в постели, рядом сопел сынишка, а я думала – как же ему выжить, если я умру? Он же не только поесть, он попить сам не сможет. Подумала – надо открыть дверь. Он выйдет в подъезд, его увидят соседи, спасут. Попыталась скатиться с кровати, доползти до двери, чтоб ее открыть, и не смогла даже повернуться на бок. Так и лежала, дыша через раз. Сначала стала всех прощать, кто обидел меня. Потом просить у всех прощения. Когда дошла до матери и простила ее – то уснула. Проснулась, когда уже рассвело, и безмерно удивилась, что еще жива и вижу новый день. Смогла встать, покормить ребенка. А потом с ним на руках проехать через весь город в больницу. Малыша забрала подруга, а меня положили на две недели. Оказалось воспаление яичника с разрывом кисты. Врачи сначала думали, что внематочная.

Вобщем, получается, что я не боюсь смерти. Я знаю, что это такое. Правда, я боюсь боли, которая часто сопровождает смерть. А смерть как таковая, без боли – это не страшно. Это переход. Потом будет новое рождение (коих я помню достаточно, чтоб не сомневаться), а в промежутке - то, чего я не помню явно. Там для каждого свое. Кому-то – единение с Богом и блаженство. Кому-то – единение со своим страхом и ненавистью, и боль от этого. Я помню и то, и другое, на чувствах, без сознательной памяти. Страх смерти у людей отчасти еще из-за страха перед вот этим промежутком.

Когда кто-то умирает, я не могу горевать. Бывает, что я радуюсь, и стараюсь этого не показывать, ибо не поймут. Бывает - чувствую боль, потому что больно оставшимся близким. Но боли я всегда старалась избегать, сначала была слишком чувствительна, потом, наоборот, стала слишком бесчувственна. Но я никогда не ощущаю горя непосредственно от смерти. Только от боли и ужаса, которые ее сопровождают. Мне никогда не жаль того, кого застрелили, кого сбила машина, кто умер легко и быстро. Я на полном серьезе желаю себе такой смерти. Я страшно боюсь, что меня, например, парализует, и я буду много лет лежать и гнить заживо, мучиться сама и мучить собою окружающих. И совсем уж дико, когда умирает парализованный человек, а родственники начинают скорбеть по этому поводу. Люди, окститесь, человек отмучился, ему стало ХОРОШО! А они плачут.

Жалко оставшихся детей или престарелых родителей, жену-мужа, жалко незавершенных дел и неоконченных планов. Но умершего – нет, мне не жалко никогда. Ему там обычно лучше, чем нам тут, просто мы тут об этом не знаем.

Мой дядя Виктор умирал от рака желудка. Он стал похожим на серый скелет, практически не ел, его мучили страшные боли. Через месяц после смерти он мне приснился. Я пришла в какое-то административное здание, в комнатку с дерматиновыми диванчиками. Там сидели незнакомые мне люди, и мой дядя среди них. Причем люди были в теплой одежде (это был февраль), а дядя – в каком-то легком трикотажном костюмчике. И он тихо светился. Щеки его были розовые и толстенькие – он никогда не был таким при жизни. Он попенял мне, что я мало с ним общалась, когда он был жив. Я спросила: «Дядя Витя, а почему ты такой розовый и сияющий?» - он ответил: «А я при жизни отстрадал все, что должен был. И теперь мне хорошо!»

Tags: автобиографическое
Subscribe

  • Текущее

    Все люди, как люди, сидят на карантине, а я затеяла ремонт! (не я одна, на базах стройматериалов не протолкнуться) Нет, сначала я, как умная маша,…

  • (no subject)

    Я почти не пишу. Мне ужасно некогда. Сейчас, например, я уже отвезла детей в школу, встав в пол-седьмого, попила кофе и присобачила провода к…

  • Про инструмент и приспособы

    Скучный я человек. Посты писать лень, да и не знаю, о чем. А комменты в другие журналы порой пишу такие, что грех у себя не запостить)) Вопрос был -…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

  • Текущее

    Все люди, как люди, сидят на карантине, а я затеяла ремонт! (не я одна, на базах стройматериалов не протолкнуться) Нет, сначала я, как умная маша,…

  • (no subject)

    Я почти не пишу. Мне ужасно некогда. Сейчас, например, я уже отвезла детей в школу, встав в пол-седьмого, попила кофе и присобачила провода к…

  • Про инструмент и приспособы

    Скучный я человек. Посты писать лень, да и не знаю, о чем. А комменты в другие журналы порой пишу такие, что грех у себя не запостить)) Вопрос был -…