Ирина (irka_knopkina) wrote,
Ирина
irka_knopkina

Category:

Про радость

К предыдущему посту.
Вынесла проблему на психотерапию. Нарыла много нового.

Когда-то давным-давно родилась на свет маленькая девочка Ирочка. Она, как все младенцы, пачкала пеленки и плакала ночами, а в семь месяцев заболела двухсторонним воспалением легких. После двухмесячного пребывания в больнице у ее мамы закончились силы на воспитание младенца, и Ирочку отдали бабушке с дедушкой. Они были уже пожилыми людьми, вырастили двух детей и хотели пожить для себя, но не сдавать же ребенка в детдом. Стыдно как-то, не по-людски. Приняли - не без скандала, конечно. Родители Ирочки стали жить прежней беззаботной жизнью, а бабушка - в третий раз стирать пеленки и мыть бутылочки с сосками. Всему этому обрадовался только дед. Ему не приходилось вставать по ночам к младенцу, а днем маленькая девочка умиляла и радовала взгляд: своих детей у него не случилось, двое выросших были приемными и полюбить их он так и не смог. Крошечная девочка не вызвала такого отторжения, и суровый, прошедший войну немолодой мужчина вдруг обнаружил в себе нежность и умиление. Приходя с работы, дед обцеловывал внучку с ног до головы, смешно фырчал ей в животик, вызывая радостный визг.
Постепенно Ирочка росла. Научилась ходить, есть "взрослую" пищу. Дед приносил ей конфетку "от зайчика" или яблочко "от белочки", и девочка, взяв гостинец, прыгала деду на шею, чмокая в небритые щеки. Сердце деда наполнялось радостью.
Ирочке покупали одежду, дарили на день рождения кукол и зайчиков. С ней даже гуляли - правда, редко: она очень часто и подолгу болела, и гулять приходилось в шерстяных кофтах даже в июльскую жару. Иногда родители девочки забирали ее к себе, но на следующий день привозили обратно: выходные заканчивались.
И всё бы ничего, но никто, ни один человек не интересовался, что же радует саму девочку. А ей нравилось читать книжки и рассматривать художественные открытки. Как-то раз папа взял ее с собой на прогулку и они зашли в книжный магазин. Девочка выпросила три книжки с картинками и несколько открыток. Но после дед кинулся на папу с кулаками: "Хоть бы колготки своему ребенку купил, отец херов!". Ирочка испугалась драки двух любимых людей, и решила, что это она виновата - зачем выклянчила книжки? Больше она книжек с открытками не просила.
 Дед часто приходил с работы выпивши. Характер у него был непредсказуемым и взрывоопасным (фронтовик, с контузией и ранениями). Бабушка боялась и старалась угодить, но ее угодливость раздражала его еще больше. И она подметила, что когда Ирочка встречает деда прямо на пороге, кидается ему на шею, то потом весь вечер у него хорошее настроение, он ни к чему не придирается и не гоняет жену. И бабушка придумала, как этим пользоваться. Теперь Ирочка должна была каждый вечер, едва заслышав дверной звонок, бросаться к стулу, что стоял возле входной двери, и, встав на него, прыгать к деду на шею. Дед млел и не устраивал скандала. Щеки деда были колючими, от него противно пахло водочным перегаром, но девочке не давали увильнуть от своей "обязанности". Что она при этом чувствовала - никого не интересовало. Бабушка ругала и стыдила девочку за то, что она не хочет обнимать деда, и обещала отдать ее обратно родителям, раз она такая. И радовалась, когда Ирочка покорно и без возражений выполняла ее требование.
Постепенно девочка смирилась с тем, что обязана приносить окружающим радость, даже если самой при этом неприятно и хочется убежать. Иначе может случиться что-то плохое.  Девочку раздирало на две части: с одной стороны, она искренне любила деда, с другой - было до ужаса противно выражать свою любовь не когда хочется, а по бабушкиной указке.
Однажды Ирочка ждала деда. Раздался звонок в дверь, девочка забралась на стул, бабушка открыла дверь и она, как обычно, прыгнула на шею деду -  но это оказался вовсе не родной любимый дед, а чужой мужик, дедов друг, зашедший по каким-то своим делам. Ирочке показалось, что она совершила фатальную ошибку: перепутала любимого деда с кем-то. Ей стало настолько стыдно, что она готова была провалиться сквозь землю. Она убежала, спряталась под стол и просидела там долго-долго. Она слышала, как пришел дед, спросил про нее. Как бабушка со смехом рассказала о том, что случилось. Ирочка вылезла из-под стола, скованно обняла деда.
Но чувство мучительного стыда никуда не делось. Вместе со страхом ошибки оно появлялось каждый раз, когда нужно было встречать деда, прыгая со стула ему на шею. Много раз. Снова и снова. Почти каждый день.
Таким образом стыд прочно связался с радостью. Радовать окружающих жизненно необходимо, не то дед будет орать, а бабушка плакать. Но ошибиться с этим - еще хуже. Просто невыносимо. Это уже не они плохие, это Ирочка дура бестолковая. Лучше не жить вообще. Девочка очень не хотела снова испытывать стыд. Но он, как привязанный, появлялся каждый раз, когда она чему-либо радовалась. Тогда она запретила себе радоваться, и спятала этот запрет глубоко-глубоко. И забыла, куда именно - чтобы уж наверняка. Осталась только боль. Но если не знаешь, отчего больно, то можно не обращать на это внимания, правда?

Ирочка давно выросла, но ничего не изменилось. Радости нет. Чтобы порадоваться чему-либо, бесполезно делать или покупать это что-то себе. Надо  подарить кому-то и поймать отраженный блик радости. Как ловил дед, когда-то приносивший яблочки "от зайчика". Наверное, ему где-то глубоко внутри тоже было больно...
Tags: автобиографическое, сам себе психолог
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Про объем талии

    С начала мая питалась так: утром сало с домашним хлебом на заквасе (или жирное мясо), в остальное время - овощи, фрукты, гречка. Жареный баклажан с…

  • Горностайка

    Доделала очередную клетку. Старалась брать как можно более легкие материалы (не в ущерб прочности), но все равно одна я ее нести не…

  • Козявочка?

    В прошлую пятницу мне позвонила хозяйка питомника, куда уехал Козявчик. И сообщила, что им отдали горностайчика-потеряшку, девочку. И предложила ее…

  • Лытдыбр

    Я наверное ухожу на фейсбук. Тут совсем мало народу осталось, ловить нечего. Конечно, буду читать и даже постить разные новости. Тут уютнее,…

  • Хороший доктор

    Смотрим с мужем сериал про врача Шона Мёрфи - высокофункционального аутиста. Несколькими воспоминаниями показано его детство, а сам фильм…

  • Наслаждаюсь и немного завидую

    Очень люблю голоса Лещенко и Магомаева. Все-таки, на мой вкус, глубокие мужские голоса куда приятнее женских. Вот бы уметь так петь!

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments